оборудование для детей инвалидов. Программа Доступная среда
На главную Обратная связь Карта сайта
Дата Понедельник, Ноябрь 20, 2017Время 19:43

Главная |  Кохлеарная имплантация |  Кохлеарная имплантация . Отзыв Татьяны Серковой

Кохлеарная имплантация . Отзыв Татьяны Серковой

Татьяна Серкова:
первая кохлеарная имплантация в России (1991 г.)

Моя биография,
или как мне делали имплантацию

Япотеряла слух полностью в возрасте 6 лет, по неустановленной врачами причине. Возможно, я была просто слабым ребенком, перенесшим родовую травму, и имела с рождения еще и ДЦП, который обычно довольно часто сопровождает потеря слуха. С пяти лет врачи констатировали незначительное его снижение, при этом особых проблем в общении и окружающей обстановке не было. Но накануне своего 6-го дня рождения я с родителями сходила на концерт, где сидела довольно близко к стереосистемам, и утром следующего дня, то есть в день своего рождения, проснулась глухой.

Мы жили тогда в г. Волжске часах в 2-х езды на электричке от Казани. Мама объездила со мной все ближайшие республиканские центры и больницы, больницы Москвы, до тех пор, пока педагоги НИИД (сегодня это ИКП РАО) – Миронова Эльза Васильевна, Боровлева Раиса Алексеевна и другие – не поставили ее перед реальностью, что слух вернуть не удастся. Они сыграли большую роль в моей дальнейшей жизни. И, конечно, в первую очередь это заслуга родителей, которые выполняли все их предписания неукоснительно, боролись за то, чтобы я говорила и понимала окружающих без помощи языка жестов. Тут научили меня читать с губ, развивали речь и даже учили петь и играть на пианино. Именно им я обязана тем, что я есть.

Когда мне исполнилось 17 лет, я по-прежнему раз в неделю посещала занятия в экспериментальной лаборатории НИИД и имела развитую речь, говорила и писала по-немецки, хорошо понимала речь с губ. Это было в 1991 году.

В 1991 году фирма Cochlear и Центр Аудиологии начали совместное сотрудничество в России в области кохлеарной имплантации. Они обратились и в НИИД с просьбой сообщить об этом глухим, желающим сделать себе эту операцию. Предложили и мне в том числе. В результате обследования группы пациентов 5 мая 1991 года меня и Виталия Яшкина (6 мая) прооперировал профессор Ленхардт в Москве, в Первом Московском Медицинском институте на Пироговке. Операции проводились бесплатно, поскольку мы были первыми пациентами. Мы получили систему 22х каналов и процессоры МSP второго поколения.

В Центре Аудиологии проходило обследование перед операцией, настройку процессора начинал специалист фирмы Эрнст Валленберг, продолжал нас настраивать Григорий Иванович Фроленков, занимались мы с Эльзой Васильевной Мироновой и Боровлевой Раисой Алексеевной. Наблюдались Николаем Сергеевичем Дмитриевым. Все было на базе Центра Аудиологии. Результат таков, что я свободно общаюсь с нормальнослышащими – моя работа состоит в преподавании им в золотошвейной школе. Если кончаются батарейки или ломается какая-то деталь в системе, для меня это психологическая катастрофа, так как я совершенно перестаю понимать людей, что сильно сказывается на межличностных отношениях с ними. Кроме того, теперь ко мне часто обращаются сами глухие люди за помощью в общении с нормальнослышащими и переводе.

Как я себя почувствовала, когда процессор был настроен и первый раз включен? Я слышала все, но ничего не понимала. Понимание развивалось постепенно, примерно в течение года, по мере того, как в результате еженедельных занятий, настроек и постоянного ношения процессора звуки запоминались и распознавались все лучше.

Сами по себе звуки не удивили, удивило то, что любое движение чего-то или кого-то производит звук. Первоначально все звуки очень сильно пугали, так как я их не распознавала, а источника не видела. Пугал шум воды в системе отопления («что это такое?»), звуки собственных движений, и прочее. Сейчас мне это даже смешно; но тогда – любые звуки в помещении, в котором никого, кроме меня, не было, – действительно, здорово настораживали.

Я сменила много разных школ в связи с постоянными переездами, 4 года училась в двух обычных школах разных городов – Волжска и Клина, где до сих пор живу, потом в 30-й московской и наконец закончила 52-ю московскую школу. Училась в Тверском Государственном Университете, закончила его факультет романо-германской филологии по специальности «лингвистика и межкультурная коммуникация», а также Тверское негосударственное образовательное учреждение «Светлица». Преподавала немецкий язык детям-инвалидам, работала в издательстве, преподавала золотошвейное дело. На данный момент руковожу Золотошвейной школой «Яхонт» и благотворительным фондом «Покровъ», являюсь автором трехтомной серии книг «Методические пособия по лицевому шитью: теория и практика», режиссером двух одноименных фильмов, и автором книги «Русское церковное золотое шитье конца 19-начала 20 в.в.».

Я благодарна фирме Cochlear, профессору Ленхардту, который нас оперировал, менеджеру фирмы Монике Ленхардт за бесплатную имплантацию, моим педагогам Э.В. Мироновой и Боровлевой Р.А., которые со мной занимались в течение 15 лет, моим родителям Антонине Ивановне и Владимиру Федоровичу Серковым, которые не отступили перед трудностями и сделали все для моего развития, Центру Аудиологии за проведение реабилитации, и всем родственникам, знакомым, учителям, священникам РПЦ, помогавшим мне. Все это – и многолетние занятия в НИИД, и кохлеарная имплантация – все вместе – сделали тот самый важный результат, для которого были затрачены такие огромные усилия и средства: я могу приносить пользу тому обществу, в котором я живу.

 

Версия для печати