оборудование для детей инвалидов. Программа Доступная среда
На главную Обратная связь Карта сайта
Дата Суббота, Декабрь 14, 2019Время 2:56

Главная |  Новости жизни глухих |  Живущие в тишине.Как живут глухие уральцы?

Живущие в тишине.Как живут глухие уральцы?

 

Чтобы сказать «Россия», им достаточно жеста.Другим-можно обозначить «гордость».Особенно ,когда смотрят на танки и вооружение на международной выставке.А «Путин» и «Медведев» могут показать только на пальцах. Помощью дактильной азбуки.

 

Все глухие и слабослышащие изучают ее в школе с детства.Их учат говорить,читать,общаться

 

Каково быть инвалидом по слуху и как живется тем, кто всегда в мире безмолвия? Как относятся к ним окружающие? Корреспондент «Тагильского рабочего» решила найти ответы на эти вопросы..

Они ждали меня после ночной смены на литейном производстве УВЗ. Усталые , немного чумазые. В респираторах и спецовках. Обычнее рабочие,только глухие. А потому больше другиех напряженные, внимательно следящие за руками и губами сурдопереводчика Елены Литвиновой. Николай Ичетвокин больше 20 лет работает обрубщиком. Небольшого роста, не слишком внушительной комплекции. Обрубает мелкие детали специальной машинкой в грохочущем цехе.

 

- Трудная работа?

- Трудная. Тяжёлая. Но я привык. Здесь стабильный заработок и ощущение, что ты нужен.

 

Любовь Калинина, бригадир наждачниц. За респиратором почти не видно лица, но ясно – женщина-лидер. Взгляд оценивающий, движения порывисты. Впрочем, это кажется, глухие все эмоции выражают жестами и на пальцах. У них нет интонации, громкой или тихой речи. Любовь Борисовна 17 лет назад пришла в цех №555. На заводе познакомилась с будущим мужем. Теперь растят дочь. Ей уже 15. Муж тоже связан с Уралвагонзаводом, работает обрубщиком в другом цехе.

 

Специальность наждачницы одна из тяжёлых. Но Любовь не жалуется. Говорит, здесь набралась опыта, овладела многими профессиями. И пережила трудные 90-е. Тогда тяжко было и слышащим, и говорящим. Каково же глухим? Так же, как всем, задерживали зарплату, так же уговаривали, что пережить трудности можно только вместе.

 

-Кто-то уходил,- рассказывает Елена Анатольевна Литвинова,- а потом возвращались. Всем было трудно, но им вдвойне.

 

У глухих и слабослышащих, или инвалидов по слуху(так положено называть этих людей официально), СВОЙ МИР.

 

Не потому, что они не хотят по-другому. С детства их учат жить среди обычных людей, но именно там чаще всего встречают непонимание, равнодушие, грубость. Многие не хотят затруднять себя объяснением глухому дважды, трижды. Если бы не группа сурдопереводчиков Уралвагонзавода и гуманная политика предприятия, жизнь глухих была бы значительно тяжелее.

 

Лучший рабочий – Походенко.

 

В 20 цехе УВЗ трудятся 180 глухих и плохо слышащих людей. Основные профессии, которые освоили – обрубщики, наждачницы, стерженьщицы, токари. Сверловщики, фрезеровщики.

 

 Некоторые работают с окончания школы до пенсии. Один из таких – Виктор Иванович Походенко, в литейном – 27 лет. По первой сетке уже на пенсии, но здоровье позволяет трудиться дальше. На заводе за таких, как Походенко, держатся двумя руками. Начальник литейного производства, Руслан Алиевич Алиев называет Виктора Ивановича лучшим работником цеха, а вклад глухих работников в производство – огромным:

 

- они все очень хорошие рабочие, ответственные и дисциплинированные.

 

А как живётся Виктору Ивановичу?

 

- Средне ,- пожимает могучими плечами рабочий.- Главные проблемы - в общении. И…у нас нет музыки, не хватает информации.

 

Походенко – замечательный семьянин. Автомобилист. На работу приезжает из центра города на 14 модели «Лады». В выходные любит посидеть где-нибудь на бережке с удочкой. Или побродить по лесу в поисках грибов. Всё как у всех. На производстве познакомился с будущей супругой, до пенсии Людмила Васильевна работала токарем в 125-м цехе.

 

Единственное предприятие в области предоставляет инвалидам по слуху не только рабочие места, но и сильную социальную защиту. Администрация заинтересована в сохранении таких специалистов и обеспечении всем необходимым. Завод даёт им хлеб, возможность заводить семьи, кормить и одевать детей. Сюда тянутся глухие из сёл и деревень Пригородного района. Им предоставляют общежитие и все гарантии, как и тагильчанам.

 

Люба Решетникова, одна из участниц утреннего разговора в цехе, живёт в Николо-Павловском. Нередки случаи, когда на заводе играют свадьбы, на которых жених из Серова, невеста- из Красноуральска. А тамада – сурдопереводчик.

 

 

Недавно жизнь глухих начала меняться на глазах. Вступила в силу государственная «Индивидуальная программа реабилитации» В ней узаконены условия труда, в которых могут работать глухие, увеличенный отпуск.

 

 В соответствии с ИПР инвалидов по слуху осмотрели специалисты заводской поликлиники. Медико-социальная экспертиза прописала в качестве лекарств технические средства: цветной телевизор диагональю 54см со встроенным телетекстом. Наконец-то политическая жизнь, спорт, культура, от которых глухие были отрезаны целые десятилетия, стали доступны, как всем остальным. «Такого ещё не бывало!- объясняет на пальцах Любовь Калинина.- Спасибо государству, заводу, цеху. О нас позаботились и всё привезли.

 Глухие из других цехов ждут того же».

 

В цехе №555 постарались как можно быстрее доставить своим рабочим не только телевизоры с телетекстом, но и мобильные телефоны. Специальные будильники с вибрацией, световые сигнализаторы на домофон, телефон и дверь. Слабослышащие получили цифровые слуховые аппараты.  Обычным делом стали SMS-ки переводчице Лене с просьбой записать к врачу или сообщение мастеру цеха о болезни.

 

Уши.

 

Мастера цеха немного владеют языком жестов. Но главные люди для глухих и слабослышащих – сурдопереводчики. Без них им не обойтись. В школу, в загс, в суд, в райсобес, в поликлинику, на ВТЭК, к травматологу глухие ходят только с сурдопереводчиком.

 

Даже на похоронах он – главный организатор. Обязательно присутствует при выдаче протзводственных заданий и инструктаже. Бесценна роль переводческой группы в участии глухих в заводской «Программе единой команды». Они бегают на эстафетах вместе с другими заводчанами, участвуют в днях семейного отдыха, праздниках «Благовеста», чествовании «золотых» и «серебряных» пар, поправляют здоровье в заводском профилактории.

 

Глухой класс.

 

Глухой ребёнок плачет и гулит как слышащий. И только когда все остальные дети начинают говорить, он молчит. В роддомах США всем грудничкам снимают энцефалограмму, по ней можно определить нарушения слуха. У нас тоже есть такое оборудование. Но обследуют на нём только тех, кто уже подвергся сомнению. До этого слух определяют древним способом – реакцией ребёнка на погремушку.

 

Для детей с нарушениями слуха единственный выход – обучение в школе – интернате для глухих и слабослышащих детей. В октябре школе исполнится 70 лет.

 

 За эти годы сотни ребят вышли из её стен. Научить глухого ребёнка гораздо сложнее, чем слышащего. Главным предметом становится русский язык. Его учат как иностранный. Заместитель директора по учебной части Людмила Ларцева рассказывает: сегодня из 104 ребят у четверти – сложная структура дефекта. Кроме нарушения слуха ещё и умственная отсталость. На первый план тогда выходит задача научить их жить в обществе, дать профессию, которая позволит прокормить себя.

 

Школа для слабослышащих заменяет ученикам родной дом. В минувшем году целая группа ребят поступила в 56-е училище, чтобы овладеть профессией токаря.

 

О своих воспитанниках Ларцева рассказывает с большим интересом.Судьбу каждого ученика знает назубок. Например, Сергей Байлевич и Иван Злобин недавно получили права. Рустам Гельманов закончил университет, стал инженером. Анастасия Шульдешева получила диплом Новосибирского колледжа для людей с ограниченными возможностями.

 

Её специальность связана с компьютерами. Совсем глухой Николай Русинов закончил колледж при сельхозакадемии в Екатеринбурге по специальности «Экономика». А большинство ребят получают рабочие специальности.

 

Родители глухих детей – особые люди. Очень тяжело переживают недуг ребёнка. Плачут, звонят. Только благодаря поддержке родителей выпускники получают высшее образование и твердо становятся на ноги. Но есть и другая категория – забывают о ребёнке, едва он попадает в интернат.

 

Глухим сложно жить. Они будто в вакууме. Дети не ощущают своего дефекта. Они также жизнерадостны, как их слышащие сверстники. Когда они становятся взрослыми, всё ощущается по-иному. Иногда это приводит к агрессии. Общество далеко не всегда готово их принять. Хотя перемены уже видны.

Римма Свахина

Тагильский Рабочий


Версия для печати