оборудование для детей инвалидов. Программа Доступная среда
На главную Обратная связь Карта сайта
Дата Воскресение, Октябрь 20, 2019Время 11:29

Главная |  Новости слухопротезирования |  Вас не слышно !

Вас не слышно !

В России 13 миллионов глухих и слабослышащих. Многие из них могли бы и не стать инвалидами
 
- Почему не отвечаешь? Я к тебе обращаюсь! - сердится учительница.


А ребенок не задумался и не отвлекся - он плохо слышит. Счастье, если родители вовремя заметят неладное и побегут к врачу. Прекрасно, если врач направит их в сурдологопедический кабинет. Но чаще всего время бывает безнадежно упущено.


ОТИТ С МУЗЫКОЙ


Болезни уха не попадают в минздравовский список основных социально значимых недугов. Конечно, число россиян, у которых болят уши, не столь катастрофично, как, скажем, количество гипертоников. Но все же вполне внушительно: в 2002 году к врачам по этому поводу обратились почти 4,9 миллиона человек. Количество таких пациентов стабильно увеличивается, ежегодно - тысяч на 100. Между тем, по данным Всемирной организации здравоохранения, именно отит (воспаление среднего уха) - главная причина серьезного ослабления слуха. Особенно в слаборазвитых странах и среди беднейших слоев населения. Когда отитами страдают более

1 процента жителей страны, утверждают эксперты ВОЗ, справиться с проблемой можно лишь с привлечением всего арсенала национального здравоохранения. В России ВОЗовский "норматив" превышен в 3 раза - если ориентироваться на медицинскую статистику.

Статистика учитывает не всех. Например, достаточно распространен (особенно у детей) экссудативный отит, который не диагностируется при визуальном осмотре. В этом случае жидкость, скопившаяся внутри среднего уха, постепенно приводит к его необратимым изменениям и потере слуха. Импедансометров - приборов, с помощью которых легко определяется экссудативный отит, -нет в большинстве поликлиник. А остроту слуха у ребенка, по инструкции Минздрава, первый раз положено проверить в 6-летнем возрасте, если отсутствуют "особые показания". Так что совершенно точно: во время недавно завершившейся всеобщей диспансеризации детскими ушами никто всерьез не интересовался.

- В Московской области провели специальное обследование, - рассказывает Марина Загорянская, замдиректора Российского научно-практического центра аудиологии и слухопротезирования Минтруда РФ. - Почти у 7 процентов детей выявили нарушение слуха, о котором ни мама, ни сам ребенок и не догадывались. В трех четвертях случаев причиной явился экссудативный отит. Вылечить его несложно. Но если этого не сделать, "недослышащий" ребенок начинает отставать в развитии. Оказывается, подавляющее большинство второгодников страдает односторонней тугоухостью. Нормальные дети превратились в отстающих просто из-за того, что диагноз не был поставлен вовремя!

Вообще к своим ушам россияне относятся легкомысленно. Их не только не спешат лечить (если, конечно, не разболятся совсем нестерпимо), но и усиленно калечат - в частности, шумом. К примеру, уровень звука на рок-концертах достигает 120 децибел, громкость некоторых аудиоплееров - 110. Такой шумовой стресс ухо без ущерба для себя может выносить всего 5 - 10 минут... Сопровождение же гремящей музыки дополнительным шумом и вибрацией (самое распространенное сочетание - "плеер + метро") вообще убийственно для слуха. Но кто предупреждает подростков об этой опасности?


ЗАПЛАНИРОВАННЫЕ ПОТЕРИ


В среднем один ребенок из тысячи рождается глухим. Причины разные: "сломанные" гены, доставшиеся от родителей; недоношенность или родовая травма; токсикозы и заболевания, перенесенные матерью во время беременности (краснуха, грипп, цитомегаловирусная инфекция, гепатит и т.д.); работа беременной женщины во вредных условиях, влияние на плод принимаемых ею лекарств (в частности, антибиотиков из группы аминогликозидов - стрептомицина, гентамицина и т.п.)... В первые два года теряют слух еще двое-трое детей из каждой тысячи.


Доля новорожденных с генетически обусловленной глухотой примерно одинакова во всем мире. Количество остальных во многом зависит от уровня здравоохранения. Специалисты РНПЦ аудиологии и слухопротезирования утверждают, что в России нарушение слуха в результате "акушерской патологии" (имеются в виду все осложнения, связанные с беременностью и родами) приобрело катастрофические масштабы: до 55 процентов случаев младенческой глухоты связано именно с этим. А если новорожденного из "группы риска" еще полечили - скажем, от пневмонии - гентамицином, глухота ему обеспечена.
 


- Весь мир отказывается от лекарств этой группы, - говорит директор РНПЦ Георгий Таварткиладзе, - а у нас в любой аптеке их продают без рецепта. Люди покупают, потому что дешевые. И в больницах из-за этого их широко используют, хотя врачи знают о возможных осложнениях...
 


По примерным оценкам, свыше 600 тысяч российских детей страдают серьезными дефектами слуха. Точная статистика отсутствует: во многих провинциальных городах и поселках не то что сурдологов (специалистов по слуху) - обыкновенных оториноларингологов нет, а педиатры не ориентированы на проверку слуха у малышей. Не выявлена тугоухость - не проводится лечение и коррекция слуха - задерживается речевое и психоэмоциональное развитие ребенка...
 


Если же говорить о взрослых, то систематическое обследование у ЛОР-врачей проходят только работники производств с повышенным уровнем шума. Остальные, как правило, добираются до специалиста, лишь когда начинают испытывать серьезные психологические проблемы из-за трудностей в общении с окружающими. 78 процентов людей, обратившихся за помощью к сурдологам, - уже инвалиды: у них диагностируют тугоухость третьей-четвертой степени или глухоту.
 


ОТ АССАМБЛЕИ ДО АССАМБЛЕИ

 

 



Частичную (даже значительную) потерю слуха нередко удается эффективно компенсировать слуховыми аппаратами, если это новейшие цифровые устройства. Однако стоят они от 500 до 1500 долларов. "Старорежимные" аппараты в разы дешевле. Но и их многие нуждающиеся в коррекции слуха купить не в состоянии. Детям-инвалидам и некоторым другим "льготникам" полагается раз в 4 года бесплатный отечественный аппарат, но бюджетных денег на всех не хватает.
 


Почти безнадежно положение людей с тотальной глухотой, когда поражены так называемые волосковые клетки - рецепторы внутреннего уха, преобразующие звуковые сигналы в электрические импульсы, которые затем по слуховому нерву поступают в мозг. Здесь самый совершенный слуховой аппарат не поможет. Единственный выход - кохлеарная имплантация: введение в улитку внутреннего уха электродов с последующей их стимуляцией электрическими импульсами, в которые при помощи речевого процессора преобразуются звуковые колебания. В России такие операции делают с 1991 года. Однако во всем мире кохлеарными имплантами пользуются более 40 тысяч человек, а у нас вряд ли наберется пара сотен (большинство из них прооперировано и наблюдается в Российском научно-практическом центре аудиологии и слухопротезирования Минтруда РФ).
 


Цена такого устройства - порядка 20 тыс. долларов. Дети могут рассчитывать на бесплатную операцию, но в рамках возможностей бюджета. В этом году, например, через Минтруд выделены деньги на закупку 17 имплантов для пациентов Центра аудиологии. Капля в море: в списке центра - около 500 детей, полностью оглохших после менингита, в результате приема дающих осложнения на слух антибиотиков и черепно-мозговых травм. Из них обследованы и готовы к операции 30. Пока дойдет очередь, многим операция уже не поможет начать полноценную жизнь. Если оглохшего малыша не прооперировать в течение 2 - 3 лет, начинает атрофироваться речевой центр, и ребенок уже никогда не будет говорить. К тому же после менингита зарастает улитка: несколько месяцев - и просто некуда будет вводить электроды.
 


...О профилактике глухоты в нашей стране резко задумывались дважды. Впервые - в конце 80-х, после ассамблеи ВОЗ, посвященной этой проблеме. Как раз тогда был создан минздравовский Всесоюзный научный центр аудиологии и слухопротезирования, который не только изучал причины потери слуха и лечил больных, но и руководил созданием сети специальных учреждений: помогал создавать сурдологопедические службы на местах, обучал специалистов, писал методические рекомендации. Второй всплеск государственного внимания случился после очередной ассамблеи ВОЗ, принявшей программу по предотвращению глухоты и тугоухости: в 1996 году Минздрав стал внедрять систему раннего (начиная с рождения) выявления и реабилитации нарушения слуха у детей. Параллельно пошло оснащение региональных сурдологопедических кабинетов диагностической аппаратурой. Затем интерес к проблеме пропал настолько, что, затеяв в 2000 году реорганизацию своих научных учреждений, Минздрав решил прикрыть Центр аудиологии. Хорошо еще, аудиологов взял под свое крыло Минтруд: инвалиды, в том числе и по слуху, в его ведении.
 


Вообще-то предотвращать инвалидность гуманнее (да и дешевле для государства), чем потом пытаться помогать инвалидам. Но об этом в России снова вспомнят, вероятно, после очередной ВОЗовской ассамблеи.