оборудование для детей инвалидов. Программа Доступная среда
На главную Обратная связь Карта сайта
Дата Понедельник, Октябрь 14, 2019Время 23:28

Главная |  Новости слухопротезирования |  Интересы пациента – это его право на получение высококвалифицированной помощи

Интересы пациента – это его право на получение высококвалифицированной помощи

Сегодня на вопросы  посетителей нашего сайта   отвечает  Георгий Абелович Таварткиладзе. Человек, которому обязаны миром звуков сотни взрослых и детей, руководитель Центра Аудиологии, и просто замечательный человек.

 

 

 директор   РНПЦАиС, профессор  Г.А. Таварткиладзе

 

 

 

  1. Георгий Абелович, скажите, пожалуйста, как можно сочетать желание приблизить такой вид высокотехнологичной помощи как КИ в регионы без снижения его эффективности? Реально ли это сделать – за год, 5 лет, 10 лет?

 

 

Внедрение высокотехнологичных методов диагностики и лечения возможно лишь при условии больших финансовых вложений, создании инфраструктуры, подготовки специалистов, обеспечения аппаратурной базы.

 

В частности, это относится и к кохлеарной имплантации, отличительной чертой которой является необходимость проведения длительного реабилитационного этапа.

  И, если реабилитационный процесс должен быть, безусловно, приближен к пациенту (я имею в виду подготовку сурдологов и сурдопедагогов), то этап отбора кандидатов на кохлеарную имплантацию и хирургический этап , я в этом глубоко убежден и об этом свидетельствует мировой опыт, должны проводиться в крупных центрах.

 

Это обусловлено тем, что не во всех регионах имеется диагностическая база, необходимая для проведения объективных методов исследования слуха, компьютерная томография высокого разрешения и магнитно-резонансная томография.

Что же касается самой операции, то кроме соответствующей аппаратуры требуется высочайшая квалификация хирурга, для поддержания которой необходимо проведение не менее 25-30 операций в год.

 Трудно предположить, что в каждом областном или районном центре будет закупаться из местного бюджета такое количество кохлеарных имплантов.

Выезд же бригад, осуществляющих отбор кандидатов и хирургический этап, из крупных центров не только не будет способствовать повышению качества реабилитации пациентов (снижается качество отбора, эффективность реабилитации, предусматривающей проведение постоянных настроек речевого процессора и интенсивной сурдопедагогической реабилитации в течение нескольких лет), но и приведет к нарушению ритмичности работы самих этих центров и снижению эффективности оказываемой помощи.

 

Отдельный вопрос – финансирование выездных операций. Эти расходы не предусмотрены в смете учреждений, а значит должны покрываться регионами (или самими пациентами или их родителями).

 

Тем более, что потребность в проведении КИ составляет порядка 1000 в год, а пропускная способность квалифицированного  центра соответствует 350-400 операциям, т.е. возможности существующих Центров перекрывают ежегодную потребность.

Следует помнить, что безусловными приоритетами при отборе кандидатов на бюджетную КИ  являются дети и взрослые, перенесшие менингит (при отсутствии противопоказаний), дети с врожденной глухотой до 5 лет, дети и взрослые с глухотой, но сохранной речью.

Остальные категории больных, у которых имплантация не может обеспечить столь же эффективную реабилитацию в кратчайшие сроки, тем не менее, могут быть также реабилитированы, хоть и с меньшим эффектом и за более длительный срок. Они должны рассматриваться как кандидаты, которые могут быть прооперированы и реабилитированы за счет внебюджетных источников, в том числе за счет спонсорских средств.

В том числе для этих целей создана Ассоциация родителей, существуют благотворительные организации и фонды, которые и должны активно подключиться к программе.

 

  1. Говоря об истории развития КИ, которая в мире насчитывает уже более 30 лет, каковы же мировые тенденции? Делают ли обязательно в крупных специализированных клиниках, или, например, в США в каждом штате?

 

В США и европейских странах кохлеарная имплантация выполняется исключительно в крупных центрах. К тому же, финансирование этих операций осуществляется исключительно государственными и негосударственными страховыми компаниями, чего пока нет в нашей стране.

 

  1. Почему отечественный имплант постигло забвение? Почему после первой операции не состоялась вторая? Стоит ли теперь об этом жалеть?

 

Фундаментальные и прикладные работы по разработке отечественного импланта, проведенные группой, возглавляемой членом-корреспондентом РАМН профессором М.Р. Богомильским, явились важной вехой в отечественной оториноларингологии. Однако отсутствие финансирования и государственной поддержки в восьмидесятые годы не позволили довести разработки до серийного производства.

 Надо ли заниматься этим сейчас? – однозначно нет. И об этом свидетельствует опыт ведущих экономически развитых стран, использующих  импланты, которые производят  немногие  компании.

 

  1. Сколько же всего фирм производят импланты и как они распределены в мире, есть ли какие-то сводные сравнительные исследования?

 

Кохлеарные импланты производятся австралийской фирмой «Cochlear», австрийской фирмой «Med-El», американской компанией «Advanced Bionics Corporation» и французской фирмой «Neurolec». Структура распределения имплантов выглядит следующим образом: «Cochlear» занимает 72% мирового рынка, «Med-El» - 15%, «Advanced Bionics Corporation» - 10% и «Neurolec» - 3%.

 

 

  1. С чем вы связываете современный «прорыв» в финансировании бюджетных операций, какой год можно считать переломным и почему?

 

Каждому руководителю хотелось бы, чтобы реальные достижения в отрасли были связаны с деятельностью возглавляемого им коллектива.

Реально же, значимое увеличение финансирования программой кохлеарной имплантации обусловлено многолетней подготовительной работой и, конечно же, тем, что руководство страны и правительство в последние годы обратили серьезное внимание на развитие отечественного здравоохранения, о чем свидетельствует национальный проект «Здоровье», дополнительное финансирование высокотехнологичных методов лечения и др.

 

  1. В расчете потребности нашей страны в этом виде помощи уже традиционно фигурирует цифра около 1000 в год. Расчетное количество операций в одной клинике по некоторым данным составляет 400. Три организации проводят КИ по бюджету – их предел составляет 1200? Как Вы думаете, какое количество центров КИ оптимально для нашей страны, целесообразно ли их иметь в каждом из 89 субъектов РФ?

 

В основном на этот вопрос я уже ответил. В ближайшие годы количество центров кохлеарной имплантации было бы разумным довести до 5-7. Что же касается реабилитации имплантированных пациентов, то она должны осуществляться во всех 213 функционирующих на сегодняшний день специализированных центрах и кабинетах.

 

 

  1. Как можно сформулировать, что такое интересы пациента (в случае, если это ребенок), и каковы механизмы соблюдения этих интересов?

 

Интересы пациента – это его право на получение высококвалифицированной помощи на этапе отбора, хирургическом этапе и в процессе послеоперационной реабилитации.

Интересы пациента – это его право на получение полноценного академического образования и право на профессиональную деятельность. Наконец, интересы пациента – это решение многих юридических вопросов, осложняющих жизнь инвалида по слуху.

В значительной степени ответ на этот вопрос о механизмах соблюдения интересов заключается в решении перечисленных проблем.

 

 

  1. Вы являетесь Президентом  международного общества аудиологов, возможно, Вам доступна статистика по эффективности скрининга в других странах. Вы считаете, что скрининг себя оправдывает?

 

Аудиологический скрининг, если он является универсальным (слух каждого новорожденного исследуется в роддоме), безусловно, себя оправдывает.

И сегодня универсальный аудиологический скрининг работает в подавляющем большинстве штатов США, во многих странах Западной и Центральной Европы (Австрия, Швейцария, Фламандская часть Бельгии, Норвегия, Швеция, Дания, Польша, Словакия, Хорватия и др.).

Другое дело, на скрининге новорожденных комплексная система скрининга не должна заканчиваться. Я уже говорил об этом, но еще раз повторюсь: учитывая то, что у детей, прошедших универсальный скрининг, могут развиться наследственная тугоухость с поздним началом или приобретенная тугоухость, исследование слуха должно проводиться в детских поликлиниках в возрасте 6 и 12 мес., а далее ежегодно; кроме того, слух должен исследоваться у детей, имеющих любую форму задержки речевого развития.

Это означает, что универсальный аудиологический скрининг должен рассматриваться как часть комбинированной долгосрочной программы скрининга слуха, включающей исследование слуха в детских садах и школах, вопросники (1-й год жизни), и др.

 

 

  1. Реально ли общественным организациям объединить всех имплантированных и родителей, независимо от места проведения операции и модели импланта, для решения каких-то общих (методических, правовых, технических, образовательных) задач? Есть ли такой опыт в других странах?

 

Я полностью поддерживаю эту идею и считаю, что объединение всех имплантированных вне зависимости от места проведения операции пойдет на пользу не только самим пациентам, но и научным центрам.

 

 

 

Большое спасибо за то,что нашли время ответить на наши вопросы. Успехов Вам и вашей организации!

4 марта 2008

Версия для печати